четверг, 2 октября 2014 г.

                                      Берегите друг друга

                                 (отрывок из рассказа)

....Именно сейчас ему вспомнился тот напряженный разговор полуторогодичной давности. На его раздраженное «любви охота, чтоб жить без человека нельзя было» она, немного помолчав, задумчиво произнесла: «Знаешь, наверное, человеку нужно умереть, чтобы стало ясно, сможешь ты без него жить или нет». На той фразе диалог сам собой почему-то свернулся. Еще несколько дней он жил в каком-то нервном ожидании. Потом начались командировки, встречи, работа стала забирать больше личного времени, чем положено. И все само собой улеглось: и его недовольство, и ее задумчивость с прикусанной губой. Осадок же от озвученного остался у обоих. И почему-то именно этот разговор прочно осел в его памяти…
Их общий год прошел обычно, как и все предыдущие годы брака: 11 месяцев работы, затем – летний отпуск на заграничном бирюзовом море. Загорелые и отдохнувшие, они приехали на дачу к его родителям. На общее удивление отношения с близкими с обеих сторон были очень теплыми и доверительными. Шашлык, свежие огурчики с грядки, привезенное с курорта в подарок  вино и неспешный разговор ни о чем. День подходил к концу. Жена отправилась помогать свекрови с мытьем посуды… и вдруг неожиданно упала в обморок на полпути к летней кухне. Тогда все всполошились, но она быстро пришла в себя, и все было списано на усталость после  многочасового перелета и акклиматизацию. А спустя еще месяц она стала медленно таять… На глазах…
Поначалу - легкое недомогание, какая-то непроходящая усталость, иногда небольшая температура. Взятые не отгуленные дни отпуска не спасали - сил не прибавлялось. Как не спасали и средства от простуды, которыми она пыталась изгнать температуру. А спустя еще полтора месяца в кабинете врача ей вместе с мужем озвучили страшный диагноз: рак, более 50% клеток организма уже поражено. Поверить в услышанное было слишком трудно, как и принять мысль о приближающейся с каждым днем смерти. Начались долгие больничные дни с капельницами, уколами, обезболивающими и с крохотной надеждой на то, что болезнь отступит.
И именно сейчас, в коридоре онкологической больницы, ему и вспомнились слова жены: «Наверное, человеку нужно умереть, чтобы ты понял, можешь ты жить без него или нет»… То определение любви, которое он как-то раз для себя сформулировал вслух, слишком реально и жестоко воплощалось в жизнь…
Он никогда не ходил в храм. Но в их квартире были иконы. Жена только шла к вере: соблюдала посты, иногда причащалась. Часто он видел в ее сумке или на полке в прихожей православные журналы. Но никогда у него не возникало желания их прочесть. На этот раз он принес ей уже в палату новый номер. Но жена забылась нездоровым, тяжким сном. В ожидании он стал листать глянцевые добротные страницы. На одной взгляд споткнулся: надо же, известное медийное лицо шоу-бизнеса и вдруг – вера в Бога, храм… Жена проснулась и попросила попить. Он отложил журнал в сторону…
Вечером, в полутемной квартире, он почему-то долго не мог найти себе места. Волновали неясные, тревожные мысли. В какой-то момент его душевное напряжение переросло в необузданный страх - предчувствие чего-то ужасного. Ища спасения, в несвойственной ему панике, он интуитивно ринулся на кухню: там, в правом углу стояли несколько икон и лампадка. Его словно прибило к этому месту и, рухнув на колени, впервые за много лет он плакал навзрыд и несвязно просил об одном и обо всем одновременно: «Господи! Я люблю ее! Спаси! Дай ей сил! Не отнимай сейчас! Лучше забери меня, потому что жизнь без нее потеряет смысл!» Сколько продолжалась его мольба неизвестно, и в какой-то момент словно незримая стена возникла у него за спиной, словно кто-то обнял его… Воспаленный рассудок смягчился, а где-то в глубине, на тридесятом уровне подсознания, возникла спокойная уверенность в том, что его услышали, ему помогут… На часах было 2.30 ночи.
Он проснулся от настойчивого телефонного трезвона. Из больницы звонил врач и просил срочно приехать. Внутри заворочался какой-то холодок, но почему-то быстро растаял: настолько сильным было пережитое ночью ощущение спасения…
Врач долго не мог собраться с мыслями, его рассказ сбивала одна и та же фраза: «Нет, такого не бывает, я же онколог, я не сказочник!». Ночью у жены случился кризис, и по всем показаниям ее здоровья, она должна была умереть: организм не вырабатывал нужных лейкоцитов, постоянно высокая температура не спадала, и сердце, не выдержав столь сильной нагрузки, остановилось. Непостижимым образом ее спасли, реанимационные действия завели сердечный мотор. Но поразило врача не это: после всего случившегося, жена пришла в себя и впервые за  несколько недель попросила что-то покушать, а прозрачно-желтый цвет лица неожиданно сменился легким, слабым румянцем. Словно не было никакого рака, никакой клинической смерти. Выслушав врача, он спокойно спросил: «В котором часу она очнулась?» «Ровно в 2.30»…
P.S. Она умерла. Рецидив случился через 6 лет. И организм не выдержал его возвращения. Но какие 6 лет это были. Они оба словно спешили жить, боясь не успеть сказать друг другу что-то очень важное. Отчего каждый новый день, прожитый в любви и заботе, становился очередной главой в их общей книге «Семья». Всего 6 лет счастья. Целых 6 лет любви. Как коротка порой земная человеческая жизнь, как хрупко и уязвимо семейное счастье без должного возделывания его супругами. И как необдуманно легко мы теряем друг друга в мире. Из-за предательства, гордыни, непрощения. Но стоит уйти человеку из нашей жизни в Вечность, как наступает осознание утраты. Точки возврата уже нет. Притормозите, оглянитесь на своих близких. Обиженных вами или непонятых. Протяните руку и впустите их снова в свое сердце. Скажите им самые важные слова. Успейте это сделать до той самой точки невозврата.
Берегите близких.Дорожите каждой секундой жизни.Учитесь видеть счастье и создавать и дарить его окружающим Вас.